МЯ.СО — Все самое вкусное из интернета!

 
Главная     Облако тегов     Карта блога     rss twi lj vk fb

§
Общество     Политика     Арт     Развлечения     Авто-Мото     Мода     Котики     Выбор     Катастрофы     Наука     Кино     Оружие    

Искусство быть одинокими

§
#
 
Утащить к себе:

Дата: 14.04.2012
 


Мир Кристины (Christina’s World, 1948)

Хочу поделиться с вами работами художника, который мне всегда нравился, но недавно как-будто заново его открыла. Глубже что ли прониклась. Мир Эндрю Уайета такой отстраненный и в то же время близкий. Хочеться чуть ближе прикоснуться, услышать запах и почувствовать ветер на коже.


(Airborne, 1996)
«Я думаю, что люди всегда находят печальными картины, которые созерцательны и молчаливы, которые представляют человека в одиночестве.
Неужели причина в том, что мы утратили искусство быть одинокими?»

Эндрю Уайет

 Отец Эндрю, популярный художник-иллюстратор Ньювелл Уайет, учил сына, что в живописи главное колорит, особенно если ты рисуешь такую страну, как Америка. Сын возражал:

— Великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет — серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто на земле трудится.


Мир Кристины (Christina’s World, 1948)

Самая известная кртина Энрю Уайета «Мир Кристины». Наверняка вы ее видели.
«Она была ограничена в физических возможностях, но духовно — ни в коей мере. Самое трудной задачей для меня было отдать ей должное, изобразив ее необычайную борьбу за жизнь, которую большинство людей сочли бы безнадежной».


Чайник Кристины (Christina’s Teapot)

Однажды Уайет поднялся на второй этаж дома Кристины, куда сама она не поднималась, где никогда не прибирали…

«Там было жарко, я открыл окно, и вдруг, ветер вздул занавеску, которая не шевелилась, наверное, лет тридцать… Боже, это была фантастика!.. Тоненькая тюлевая сеть взлетела с пыльного пола так стремительно, словно это был не ветер, а привидение, дух, которому открыли выход».


Ветер с моря (Wind from the Sea, 1947)

Герань в цветочных горшках, выращенная Кристиной Ольсон, видна на окне дома, в котором Кристина жила со своим братом Альваро. За окном на  заднем плане смутно видна сама Кристина.
Герань (Geraniums, 1960)

 Крыша дома Ольсонов (End of Olsons, 1969)

Кристина Ольсон (Christina Olson, 1947)
Когда Уайету был 21 год он встретил в Мейне 18-летнюю Бетси Джеймс, девушку из старинной уважаемой семьи. Она устроила ему тест – повела знакомиться с парализованной Кристиной Олсон и инквизиторски следила за его реакцией. Он тоже провел тест – пригласил Бетси на свою небольшую выставку, и спросил, понравилось ли ей что-нибудь. «Эта», — сказала Бетси и показала на ту единственную картину, которой Эндрю гордился. На следующий день он сделал Бетси предложение, которое она приняла.
Свою жену художник изобразил на картине «Дочь Маги». Бетси родила ему двух сыновей: Николаса (впоследствии он стал галеристом) и, спустя три года, Джеймса, который тоже стал живописцем. Кстати, именно жена Уайета, Бетси, позировала ему для картины «Мир Кристины».
Дочь Маги (Maga’s Daughter, 1966)Уайет проводил долгие часы в одиночестве на природе. Никто в доме не знал, куда он уходит. Родным было запрещено спрашивать, где он был…


Охотник (The Hunter, 1943)


Весенняя красавица (Spring Beauty, 1943)


Quaker Ladies, 1956

В основном на его картинах изображены окрестности его родного города Чеддс-Форда (штат Пенсильвания) и города Кашинг (штат Мэн), где он со своей семьей жил каждое лето. На картине «Далекий гром» изображена жена Уайета Бетси.


Далекий гром (Distant Thunder, 1961)


Бег быков (The bull run, 1976)

«Я рисую эти холмы вокруг Чеддс-Форда не потому, что они лучше, чем холмы в других местах, а потому, что я родился здесь, жил здесь, – для меня они полны смысла».

Собирающий ежевику (Blackberry Picker, 1943)


Плотина (Dam Breast, 1970)


Dil Huey Farm, 1941
Индейское озеро (Turkey Pond, 1944)

Мир Уайета — это очень тревожный мир. В нем часто дует ветер (а ветер — это всегда символ тревоги), в нем темно (а в темноте всегда тревожно), в нем даже простые предметы становятся значительными и символичными. Он всегда тебя обманет, если ты будешь наивно доверяться первому впечатлению. Если будешь небрежен и невнимателен. И тогда ты не заметишь, что за окном сельского дома — огромное море (опять Беккет!), что поза Кристины — не безмятежно-умиротворенная, а скорее, безысходная, что рядом со спокойным и тихим домом на дереве болтается повешенная собака, что кедровые шишки собраны в военную каску… И всё время — ветер. Развевающий занавески и рваную рыбацкую сеть, сдувающий пламя свечей и пригибающий траву…


Час колдовства (The Witching Hour, 1977)


Двое у моря (Two If By the Sea, 1995)

Лунное безумие (Moon Madness, 1982)

Ночная перевозка (Night Hauling, 1944)

«Ему (сюжету) я уделяю слишком много места. Если я в конце концов и стану действительно стоящим художником, то только когда откажусь от сюжета».

Парение (Soaring, 1950)

Уайет всегда писал тех, кого хорошо знал: друзей, соседей, родных. Рядом с ним жили немцы, шведы, индейцы, негры… Однажды из Советского Союза ему поступило предложение сделать выставку его негритянских портретов. «Я не пишу портреты негров, я пишу портреты своих друзей», — ответил художник и отказался.


Faraway, 1952

В 1970-е годы Уайет часто писал Сири Эриксон либо одну, либо вместе с ее отцом Джорджем Эриксоном. Они жили в Кашинге (штат Мэн) рядом с домом Уайета.

Ветер, колеблющий рыбачьи сети на острове Аллен, представляет душу молодой женщины, незадолго до того там утонувшей…
Пятидесятница (Pentecost, 1989)

Большая волна (Combers, 1979)

«Вы можете увидеть тот же самый предмет в любое время дня или в вашем воображении в мириадах тоновых изменений. Вообще говоря, мне скучно писать новые для меня предметы. Мне гораздо интереснее представить вещь, которую я видел многие годы, в новом свете».

Spring Fed, 1967

Шквал (Squall, 1986)
Квакер (The Quaker, 1975)

«У меня сильно развита романтическая фантазия по поводу вещей, — говорил Уайет, — и именно это я изображаю. Но я делаю это в реалистической манере. Если вы не можете подкрепить свои фантазии правдой, то получается очень, я бы сказал, сутулое искусство».

Незваный гость  (The Intruder, 1971)


Зимние поля (Winter Fields, 1942)

В октябре 1945 года его отец ехал на автомобиле вместе со своим трехлетним племянником. Машина застряла в железнодорожных путях, и поезд раздавил их. После смерти отца Уайет пишет картину «Зима». Радикально меняется его художественная манера.


Зима (Winter, 1946)

Соседа-немца Карла Кёрнера в детстве и юности Эндрю больше боялся, чем любил. Он привязался к Карлу после смерти своего отца («такие же жестокие немецкие губы», — говорил он). Карл и Анна Кёрнеры отдали Эндрю под студию светлую кладовку. Уайет сделал портрет Карла – один из лучших американских портретов.

Немец (The German, 1975)

Зимой 1971 года в доме Кёрнеров он услышал новый женский голос, говоривший по-немецки. Это была Хельга Терстоф, 32-летняя дочь знакомых Карла, которую наняли помогать по дому… В жизнь Уайета вошла новая любовь. Началась тайная работа над серией картин «Хельга».


Любовники (Lovers, 1981)

«Я никак не мог выбросить из головы образ этого скуластого прусского лица с широко расставленными глазами в обрамлении белокурых волос».

Косы (Braids, 1977)

«На вершине холма показалась маленькая фигурка в зеленом немодном пальто с пелериной. Покрытый жухлой прошлогодней травой, освещенный слепящим зимним светом бесконечный этот холм вдруг приблизился. В этой худенькой женщине, рука которой повисла в воздухе, я увидел себя, свою мятущуюся душу».


Проселочная дорога (Farm road, 1979)«Я убеждён в том, что искусство художника способно преодолеть лишь такое расстояние, какое способна преодолеть его любовь».

Дневные грезы (Day Dream, 1980)
«Я отличаюсь от большинства художников тем, что мне необходим личный контакт со своими моделями… Я должен быть очарован. Сражен. Именно это произошло со мной, когда я увидел Хельгу».
Overflow, 1978
Черный бархат (Black Velvet, 1972)
Тайные встречи продолжались четырнадцать лет. Об этом не знал никто. Не знала об этом ни жена Эндрю Бетси Уайет, ни муж Хельги Джон Тесторф. Все картины и рисунки хранились у друга и ученика Уайета Джорджа Веймута («Фролика»), жившего поблизости.

Когда Бетси увидела картины, она была ранена сильнее, чем Эндрю мог предположить. Журналисты привыкли обращаться к Бетси, как к споксмену Эндрю Уайета, и когда на открытии выставки они замучили ее вопросом «что всё это значит?», она коротко ответила: «Любовь».

Распустившая волосы (Letting Her Hair Dawn, 1972)
Наверное, это была самая большая, самая сильная любовь в его жизни… С 1971 по 1985 год Уайет написал 247 работ, посвященных Хельге: 47 картин (темпера) и 200 акварелей и рисунков.
Snow Hill, 1989
В конце концов Уайет исчерпал этот источник… В середине 1980-х годов он написал картину «Убежище»: Хельга, в пальто, с опустошенным лицом, стоит, прислонившись к стволу дерева. Это было прощание.

Убежище (Refuge, 1985)
В последние годы жизни один журналист спросил у Уайета, пригласит ли он Хельгу на свое 90-летие? И Уайет воскликнул: «Обязательно! Ведь она уже стала членом моей семьи!..». И он действительно пригласил ее… Я видела фотографии, на которой они сидят вместе за столом: уже очень старый Уайет, одетый во все черное, и пожилая Хельга в ослепительно белом меховом манто. Оба они смеются, глядя в объектив фотоаппарата…
Трость (Walking Stick, 2002)
Тема смерти постоянно присутствует в его картинах. Его любимое время года — поздняя осень, когда природа готовится принять смерть, и зима-смерть…

Тонкий лед (Thin Ice, 1969)

Полная луна (Full Moon, 1980)

На картине Брак (Marriage, 1993) Уайет изображает смерть своих друзей, семейной четы Сипал…

Брак (Marriage, 1993)

«Я очень много думаю и грежу о прошлых и будущих вещах – вечности скал и холмов – всех тех людях, которые здесь жили. Я предпочитаю зиму и осень, когда в пейзаже ощущается его костный остов – его одиночество – мёртвое чувство зимы. Что-то затаилось внизу, что-то остаётся скрытым».

Длинная ветка (Long Limb, 1998)

Позёмка (Snow Flurries, 1953)

Картина «По течению» представляет старого друга художника, рыбака Уолта Андерсона, спящего в плывущей по течению лодке, образ которого навевает воспоминания об обрядах, с которыми отправляли в иной мир своих соратников викинги.
По течению (Adrift, 1982)

«Замысел картины приходит ко мне в виде цветового пятна»

Выход на бис (Curtain Call, 1979)
Dr. Syn, 1981

Омен (Omen, 1997)«Важно постоянное присутствие на месте действия. Мне надо жить в окружении того, о чем я пишу. Тогда в какой-то момент можно ухватить смысл».
Метла ведьмы (Witches Broom, 1990)

Dodges Ridge, 1947

«Я думаю, что люди всегда находят печальными картины, которые созерцательны и молчаливы, которые представляют человека в одиночестве. Неужели причина в том, что мы утратили искусство быть одинокими?»
Love in the Afternoon, 1992
Зимой 2009 года Эндрю Уайет умер во сне в возрасте 91 года.
.
Иной мир (Other world, 2002)
«Когда я умру, не беспокойтесь обо мне. Я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути. Который в два раза лучше прежнего».

Trodden Weed, 1951

В ответ на просьбы желавших с ним встреться журналистов он говорил: «Всё, что я мог сказать, уже висит на стенах».

Автор:  [info]l_aquarelle

Амбротипия Миши Бурлацкого | Черный юмор Robb Mommaerts

 

Архивы

# Метки

Что-то ещё


© МЯ.СО — Все самое вкусное из интернета!
При копировании материалов с сайта ставьте ссылку на mya.so, спасибо!