МЯ.СО — Все самое вкусное из интернета!

 
Главная     Облако тегов     Карта блога     rss twi lj vk fb

§
Общество     Политика     Арт     Развлечения     Авто-Мото     Мода     Котики     Катастрофы     Выбор     Наука     Кино     Оружие    

Как проводят массовые фальсификации выборов президента России 2012

§
#
 
Утащить к себе:

Дата: 04.03.2012
 

У многих, кто собрался участвовать в предстоящих 4 марта выборах в качестве членов участковых избирательных комиссий или наблюдателей, часто возникает вопрос: с чем им предстоит столкнуться? В этой статье описывается вся подноготная работы УИКа – от формирования до подписания итогового протокола и распределения зарплаты. Конечно, все нюансы даже в столь обширной статье изложить невозможно, но основные аспекты освещены в достаточной степени.

Формирование комиссии

Я был председателем одной из участковых комиссий, сформированных по производственному принципу, от ГосМКБ «Вымпел». Еще в мае прошлого года руководству нашего завода начали звонить из районной Управы, спрашивали: останутся ли на своих постах председатели комиссий? Потом, в августе, местные чиновники просили предоставить приблизительный список членов комиссий с анкетными данными. Напомню, что участковая комиссия по закону формируется следующим образом: кандидатура председателя предлагается муниципальным Собранием и назначается решением вышестоящей (территориальной) избирательной комиссии. Каждая из партий, прошедших в Госдуму, имеет право включить в состав УИКа своего члена с решающим голосом. Таким же правом обладают в принципе любые зарегистрированные общественные объединения. Остальные члены комиссии выдвигаются собранием избирателей по месту жительства или работы.

На практике в «производственных» комиссиях все выглядит иначе. Председатель обходит всех сотрудников, которых он хочет видеть в составе комиссии, и оформляет их как выдвиженцев от различных партий и «обществ». Так, у меня в комиссии были «представители» общества «Женщины и здоровье», РОСТО и профсоюзов, хотя на деле они просто работали со мной на одном этаже. Парламентские партии, которые не могут найти достаточного количества активистов для закрытия всех участков членами с решающим голосом, нередко отдают свое право на выдвижение Управе, которая передает их хорошо знакомым председателям-«производственникам».

У меня на участке так поступали все партии – только с КПРФ нужно было согласовать «своего человека». Лимит количества членов УИК на участке, где больше 2000 избирателей – до 15 человек. Я собрал 13 человек, так как смета не зависит от количества членов, и чем их меньше, тем больше денег каждому достанется. Формально состав комиссий утверждается ТИКом примерно за месяц до выборов. Тогда же председателю дают анкетные данные на членов УИК от парламентских партий. Если в анкете нет контактного телефона, то это проблемы уже самого «партийца»: в комиссии он является «лишним ртом», т.е., человеком, на которого не рассчитывали. Скажем честно, представители партий зачастую оказываются людьми неопытными, которые с трудом представляют себе работу УИКа.

 

Дежурства

В течение трех недель перед выборами комиссия работает в режиме 6 дней в неделю, занимаясь в основном выдачей открепительных удостоверений и работой со списками избирателей. Дежурят чаще всех председатель и секретарь. Рядовые члены УИКа привлекаются к дежурствам нечасто: руководство комиссии опасается, что дилетанты наделают путаницы в списках и отчетных таблицах, напортят бланки открепительных удостоверений и т.п.

Первый день работы УИКа – самый тяжелый. Завозится имущество комиссии (обычно силами таджиков, приписанных к Управе). Устанавливается сейф, оформляется стенд, прошиваются списки. На информационном стенде размещаются постановления ТИКа и Управы, связанные с формированием и обеспечением работы участковой комиссии, а также контактные телефоны разнообразных «горячих линий». Реально этот стенд не интересует никого, кроме многочисленных инспекторов (из управы, префектуры, мэрии), которые приходят почему-то именно в день заезда. Далее проходит формирование книг со списками избирателей. Общий список выдается под роспись в ТИКе и представляет собой пачку листов с личными данными избирателей, сгруппированных по домам. Председатель на глазок делит пачку на четыре приблизительно равные части, и таким образом формирует четыре книги. Пятая книга (дополнительный список) формируется из пустографок списка избирателей и прошивается ближе к окончанию выборов. В каждой книге получается от 400 до 700 избирателей, в зависимости от участка. Также в ТИКе выдают выписку из реестра выдачи открепительных удостоверений. Председателю УИК нужно занести запись в книгу и вычеркнуть получивших ОУ в ТИКе из списка.

Следующие две недели идет рутинная работа по выдаче открепительных и корректировке списков. Каждый УИК получает 30-50 бланков открепительных, в случае необходимости просит ещё в ТИКе. По своему опыту скажу, что реально выдается за все время работы участковой комиссии 35-45 ОУ. Человек, получивший открепительное, вычеркивается из списков (о чем делается соответствующая запись), и не учитывается при подсчете количества избирателей в списках при оформлении итогового протокола. В конце каждого дежурства сдается сводка в ТИК, где сообщается число выданных ОУ с их номерами и текущее количество избирателей в списках, которое меняется почти каждый день.

Корректировка списков проводится постоянно и включает в себя вычеркивание выбывших по разным причинам избирателей (умер, выписался, лег в больницу, подал заявление о намерении голосовать на другом участке) и вписывание дополнительно появившихся избирателей. Избиратели «появляются» по разным причинам: есть прописка, но нет в списках; подал заявление о намерении голосовать на этом участке, хотя прописан в другом месте (такая процедура допускается не позднее, чем за три дня до выборов), есть регистрация по месту пребывания на длительный срок. Но ко многим участкам на федеральных выборах прикрепляют расположенные рядом производственные объединения (автобусные парки, строительные общаги и т.п.) и небольшие воинские части. Их руководители обязаны за три дня до выборов принести списки новоявленного электората в УИК. В результате первоначальное количество избирателей может измениться еще до дня выборов на –100+200 человек.

Из вышесказанного ясно, каким образом можно легко «нарисовать» некоторое количество «открепительных на предъявителя». Так как все дополнительные избиратели вносятся в пятую книгу (дополнительный список), проконтролировать выдачу им открепительных невозможно. Председатель вносит выдуманного избирателя в допсписок, указывая адрес, входящий в его участок, и выписывает ему ОУ, не заполняя в нем ФИО и паспортные данные. По этому талону, предварительно заполнив в нем пустые графы, сможет где угодно проголосовать любой человек. Различие почерков в разных графах удостоверения можно объяснить тем, что его выписывал не председатель, а «неопытный дежурный член УИК, которому председатель не доверил заполнение ОУ», дабы избежать ошибок с последующим погашением испорченного ОУ. Однако такой способ дает лишь 15-20 сфальсифицированных голосов на один участок (а вбросить, как правило, нужно 300-400!), поэтому он не применяется повсеместно.

Также комиссия занимается информированием избирателей о предстоящих выборах и месте голосования. Параллельно проходят обучающие семинары для председателей и секретарей, которые, на мой взгляд, лишь дополнительно запутывают тех, кто плохо понимает логику подсчета бюллетеней. Реально там учат лишь способам удаления наблюдателей, заодно запудривая обучающимся мозги прорежимной пропагандой.

Отдельно стоит остановиться на отсчете бюллетеней. За неделю до выборов представители каждой участковой комиссии в количестве 3-4 человек в назначенное им время приезжают в ТИК для формирования мешка с бюллетенями, который доставляется на место голосования в субботу утром. И если на федеральных выборах на этом этапе все проходит без приключений, то на муниципальных имеются свои особенности. Дело в том, что если федеральные бюллетени печатает Гознак, то муниципальные – какая-нибудь малая местная типография. У меня при пересчете типографских пачек выявлялось отклонение до 50 бюллетеней в ту или иную сторону от числа, указанного на пачке. Так что кандидатам в муниципальные депутаты надо иметь в виду, что реальное общее количество отпечатанных бюллетеней неизвестно никому — в том числе руководству ТИК.

Реестр голосования на дому также заполняется по мере поступления заявок. 90% заявок поступает в комиссию через службы соцзащиты, кроме того, любой избиратель может попросить вызвать урну на дом не только к себе, но и к соседям, и к знакомым. Если администрация ведет борьбу за явку (за «легитимность будущего президента»), то комиссию буквально заваливают заявлениями на голосование на дому от всех инвалидов района – многие из которых вообще не в курсе, как о них беспокоятся в этот период. Но об этом позже.

Если помещения для дежурств и для голосования не совпадают, то в четверг на неделе перед выборами осуществляется переезд, и дальше комиссия функционирует уже в помещении для голосования (обычно в школе). В пятницу помещение должно быть формально готово (установлены урны, кабины и столы), т.к. вечером комиссия из управы разъезжает по участкам и принимает помещения под роспись.

 

День накануне выборов

В субботу в 8.30 вся участковая комиссия собирается в помещении для голосования, председатель и секретарь в 8 утра забирают мешок с бюллетенями в ТИКе и присоединяются к коллегам по комиссии. Основная задача на этот день – подготовить к голосованию помещение и бюллетени. Мешок осторожно вскрывается, и на федеральные бюллетени начинают наклеивать защитные марки. Пересчитывать сами бюллетени нет смысла, т.к. количество марок посчитать легче (они сгруппированы по 50 на листе). Каждый бюллетень заверяется печатью участковой комиссии и подписями двух ее членов. Это делается для того, чтобы бюллетень с другого участка случайно не попал при подсчете голосов в кучу бюллетеней, выданных данной комиссией.

В Москве, зная, что явка не будет заоблачной, УИКам обычно выдают бюллетени в количестве, составляющем около 70% от числа избирателей. Т.е., если избирателей ~2500, комиссия получит 1800 бюллетеней. Однако каждый опытный председатель знает, сколько народу у него на участке обычно голосует. Поэтому, для экономии времени и сил, можно проштамповать лишь 80% полученных бюллетеней (в нашем примере 1400 штук, а 400 оставить посчитанными по сотням без печати и подписей). В случае возникновения в день голосования потребности в дополнительных бюллетенях их можно будет доштамповать в рабочем порядке.

Если обходится без вычеркиваний (никого из кандидатов не лишили регистрации в течение двух недель до выборов), то основная часть комиссии отправляется домой, остаются лишь председатель и секретарь, и, может быть, еще дежурный член УИК. Подбиваются списки, подсчитывается точное количество избирателей по книгам, формируются маршрутные листы для голосования на дому. В моей комиссии ставились галочки карандашом напротив фамилий лиц, подавших заявление голосовать на дому — хотя это и запрещено законом. Работа продолжается примерно до 18.00.

Если на день выборов запланирована фальсификация методом вброса, то оставшиеся члены УИК «правильно» заполняют отложенные бюллетени. В зависимости от поставленной задачи – от 100 до 400 штук. Поэтому члену УИК с совещательным голосом от оппозиции имеет смысл неожиданно нагрянуть накануне выборов часов в 5 вечера в помещение для голосования, проверить наличие и количество бюллетеней в сейфе и отсутствие в них отметок в квадратиках для голосования.

 

Голосование

В день выборов комиссия собирается в 7.20 – 7.30 утра. Раскладываются книги, выдаются бюллетени для голосования под роспись членов УИК (обычно на каждую книгу – пачку в 100 бюллетеней), гасятся неиспользованные открепительные, регистрируются подошедшие наблюдатели, опечатываются урны.

Где-то часов в 9 отправляют урны для голосования на дому. С каждой урной выходят 2 члена УИК с решающим голосом и желающие наблюдатели. Если комиссией запланирована фальсификация с переносными урнами, то делается это следующим образом. Прилюдное опечатывание урн в плане контроля ничего не дает: урны опечатываются листочками с печатью комиссии и подписями членов УИКа, а таких листочков можно изготовить сколько угодно. Если наблюдателей мало, то одновременно отправляют все урны (3 или 4) с маршрутным листом (можно его назвать «выпиской из реестра»). На какую-нибудь урну наблюдателей не хватит, а лучше заранее забить места наблюдателей в выездной бригаде «своими людьми».

На территории избирательного участка всегда есть квартира, где проживает кто-нибудь из участвующих «в теме» фальсификаций – там урна вскрывается, «неправильные» бюллетени портятся, «правильные» изготавливаются и оформляются, затем урна опечатывается заново, и бюллетени вбрасываются в нее по одному (чтоб возникло ощущение «честности»). Если в выписке из реестра присутствуют выдуманные избиратели, то по приходу обратно в УИК находят в книгах среди тех, кто не пришел голосовать, лиц пожилого возраста и напротив них в 19.30 заносят запись «проголосовал вне помещения для голосования» – как и надо по закону. Все в порядке, протокол с точки зрения цифр вполне «бьется». Минус такого метода фальсификации в том, что УИК может «окучить» не более 70-80 имеющих право голоса: при более значительных цифрах сразу становится понятно, что дело нечисто. Однако данный метод довольно эффективен на муниципальных выборах в многомандатных округах: выездная бригада таким образом может, как минимум, обеспечить «положительное сальдо» нужным кандидатам.

Кстати, о реестре. В законе сказано, что он должен быть, но форма его не оговорена. Конечно, в рабочем блокноте УИК есть рекомендуемая форма реестра, но заполняется он обычно произвольно, да и количество реестров не ограничено, так что бригады могут уходить не только с выпиской, но и с вариантом оригинала, а итоговый «верный» реестр потом «нарисует» секретарь.

Те, кто голосует по открепительным удостоверениям, вносятся в дополнительный список (5 книга), который обычно ведет секретарь УИК. Также в допсписок заносятся избиратели, по тем или иным причинам не оказавшиеся в основном списке, и избиратели, имеющие временную регистрацию на территории участка. Пресловутая «карусель» (или, точнее, «ручеек») в основном проходит именно через 5 книгу. Возможны варианты с обычными книгами, но тогда «в теме» должно быть большее количество участников (с кем «баблом» надо делиться), и возрастает вероятность попасться – хотя бы потому, что подписи «левых» избирателей надо рисовать в графах, предназначенных для реальных людей. Тут не исключены скандалы и, соответственно, «палево» перед наблюдателями.

К секретарю или члену УИК, его заменяющему, подходит человек и показывает паспорт, с вложенным в него опознавательным знаком, который может быть любым (например, некий заранее оговоренный календарик или стикер). Секретарь заносит данные «карусельщика» в книгу и выдумывает ему адрес, находящийся на территории участка. Если на территории участка находится общежитие или воинская часть, то это еще облегчает работу и дает возможность объяснить впоследствии раздувание дополнительного списка. Единственным минусом такого способа является его ограниченность (больше 150-200 человек за день не пропустишь – рука отсохнет), и поэтому этот метод обычно применяется на участках, оборудованных КОИБами.

Если на участке запланирован вброс, то обычно бюллетени заготавливаются заранее, и вбрасываются различными способами. Либо с утра при отсутствии наблюдателей, либо в течение дня (для этого в субботу ставят урны так, чтоб минимизировать видимость со стороны наблюдателей, а в процессе голосования отвлекают внимание скандалами), либо в момент вываливания содержимого урн на стол для подсчета. Вариант зависит от уровня квалификации и наглости председателя УИК. Параллельно в течение дня нужно постепенно завышать явку в сводках и по возможности дописывать «левые» подписи в книги. Проблема заключается в том, что нужно точно знать количество вбрасываемых бюллетеней и количество подписей, дописываемых в каждую книгу. Тут «в теме» должно быть не менее 6-7 членов УИК, а председатель вынужден контролировать процесс дописывания в реальном времени. Самый легкий способ – ничего не дописывать, а в момент подсчета списков на каждую книгу прибавить в уме нужное количество подписей. Но тогда необходимо не допускать наблюдателей до пересчета книг – а в случае несходимости первого контрольного соотношения даже на единицу сделать это без скандала почти невозможно. Тогда и вводится в действие «силовой вариант» работы УИКа (выдворение наблюдателей при помощи полиции) либо тупое высиживание до утра в надежде на согласие уставших членов УИКа подписать любой протокол.

 

Подсчет голосов

Обычно подсчет начинается еще до завершения голосования – с суммирования количества проголосовавших по книгам. Это реально экономит время. Начиная где-то с 18.00, ответственные за книги заполняют каждую страницу карандашом – ведь некоторые графы уже не изменятся до окончания выборов. В 20.00 начинается официальный подсчет. Сначала считают количество избирателей, внесенных в список на момент окончания голосования. Если проходят одновременно выборы двух уровней (федеральные и муниципальные), то числа в двух протоколах должны различаться на количество избирателей, проголосовавших по открепительным удостоверениям. В крайнем случае, эта разность может быть меньше на 1-2 бюллетеня (бывает, что избиратель взял ОУ, но передумал и проголосовал на своем участке). Если же указанная разность подозрительно мала, то, скорее всего, комиссия выдала муниципальные бюллетени гражданам, не обладающим активным избирательным правом на муниципальных выборах в этом округе.

До вскрытия урн должно строго сойтись первое контрольное соотношение: количество бюллетеней, выданных УИКом (в помещении и на дому) + количество неиспользованных бюллетеней = количеству бюллетеней, полученных УИКом в ТИКе. Пока эта цифра не сойдется, переходить к следующему этапу неблагоразумно, так как пересчитывать погашенные бюллетени намного тяжелее. Если председатель настаивает на переходе к следующему этапу, то это явный повод подозревать, что имел место вброс, и глава УИК надеется максимально запутать процесс подведения итогов. Как показывает опыт, почти всегда комиссии, проявляющие излишнюю торопливость в данном вопросе, в результате запутываются в числах и теряют лишний час или два времени – даже при честных выборах.

Сначала вскрывают переносные урны и проверяют соответствие количества бюллетеней в них акту о проведении голосования на дому. Содержимое переносных урн сортируется по кучкам (федеральная и муниципальная) без подсчета голосов. Далее вываливается содержимое основных урн (тут возможен вброс), и все бюллетени опять сортируются на две большие пачки.

Первыми обычно подсчитывают результаты федеральных выборов. Бюллетени распределяются по пачкам за отдельных кандидатов, и если все цифры сходятся, то протокол почти готов. Однако часто не сходится следующее соотношение: сумма голосов за кандидатов должна быть меньше или равна количеству бюллетеней, выданных УИКом в помещении для голосования и на дому. Если расхождение составляет 1-2 голоса, то ошибка обычно обнаруживается через 15-20 минут муторного пересчета бюллетеней и списков. Если же расхождение достаточно велико (больше 2-3 голосов), то это свидетельство вброса. Его по закону следует сразу же оформлять как нарушение, позволяющее отменить результаты выборов по данному участку. На практике обычно в таких случаях по инициативе председателя УИК начинает непонятный пересчет одного и того же многократно – в виртуальной надежде «найти ошибку» (на самом же деле это обычная затяжка времени, которая может продлиться до утра).

В процессе «поиска ошибки» приезжает «помощь» из ТИКа и Управы, проверяются ничего незначащие внутренние ведомости УИКа, разные расписки и акты. В результате ближе к утру председатель заявляет, что «нашей комиссии так не повезло: неведомые силы зла запутали весь протокол», и предлагает подписать «тот протокол, какой получается», а «небьющиеся» цифры в протоколе (количество проголосовавших, количество выданных бюллетеней) посчитать «обратным методом» – исходя из тех бюллетеней, которые каким-то таинственным путем оказались в урнах. Обычно аффилированные члены УИК рано или поздно соглашаются, а наблюдатели пишут свои жалобы, судьба которых абсолютно не важна. К сожалению, не все «нелояльные» члены УИКов знают о возможности особого мнения и просто отказываются подписывать «левый» протокол. Напротив их фамилии в протоколе уже потом в ТИКе председатель пишет «не явился», и внешне протокол выглядит как нормальный. В процессе ночного бдения возможны варианты с силовым удалением наблюдателей и приездом представителей прокуратуры, но на результат это не влияет. Единственным реальным вариантом давления на нечестное руководство УИКов является видеосъемка с дальнейшим выкладыванием отснятого контента в интернет.

Подсчет итогов муниципальных выборов в многомандатных округах имеет отдельную специфику. Так как на таких выборах возможно голосование за нескольких кандидатов, то подсчет производится следующим образом. Председатель назначает членов УИК, которые будут считать голоса за тех или иных конкретных кандидатов, а член УИК с самым звонким голосом оглашает, за каких кандидатов поставлены галочки в бюллетенях, параллельно отсеивая недействительные бюллетени. Проблема наблюдателей в данном случае в том, что почти невозможно в своей пустографке успеть отмечать все голоса за всех кандидатов. Тут наблюдателям имеет смысл кооперироваться для лучшего контроля, и не бояться, в случае неясностей, требовать повторного подсчета (это займет дополнительно где-то час времени). Заинтересованный член УИК может как надбавить «нужным» кандидатам некоторое количество голосов, так и отнять у «ненужных». На муниципальном уровне вполне возможны случаи, когда и ±15-20 голосов могут решить исход выборов.

Наконец, протокол напечатан и подписан. Чтобы подойти к этому этапу без проволочек, требуется определенный опыт и слаженность комиссии. В хорошо работающих УИКах 4 марта это произойдет где-то к 23.00.

Сфальсифицировать итоги выборов указанными выше способами в присутствии вменяемых наблюдателей и остаться при этом «чистыми», без скандалов способны не более 10% председателей участковых комиссий — у остальных тупо не хватает квалификации. Поэтому, если «начальством» поставлена задача достаточно масштабного искажения результатов выборов, то далее применяется самый топорный способ: переписывание протокола в ТИКе – благо в законе указано, что протокол становится окончательным лишь тогда, когда он принят вышестоящей комиссией.

После официального подписания протокола на участке наблюдателям выдаются заверенные копии, которые, скорее всего, будут неправильно заверены, ибо подавляющее большинство председателей УИКов даже не знают, как их правильно заверять – необходимо указывать фамилию и должность члена комиссии, заверившего копию, дату и время заверения, и реестровый номер копии. Соответственно, по закону требуется вести реестр выдачи копий протокола, в который должны заноситься данные о том, кому и когда выданы копии.

Далее председатель, секретарь и водитель в сопровождении полиции едут «сдаваться» в ТИК. Обычно протокол подменяют в помещении Управы (где, как правило, и располагается ТИК), и быстро вводят фальсифицированные данные в систему ГАС-выборы. Подписи рядовых членов участковой комиссии подделываются, вместо подписей «неправильных» членов УИК ставится запись «не явился». Результат можно обжаловать в суде, но при ангажированности судов это уже не имеет значения. Предотвратить такую подмену можно, если только сопровождать протокол на всем пути его следования и насмерть стоять возле комнаты системного администратора в ТИКе перед вводом данных в систему, имея при этом копию протокола с участка.

Можно также заметить, что, кроме протокола, в ТИК на хранение сдается мешок со всеми бюллетенями, упакованными по номинациям, и перевязанные пачки списков избирателей с вложенной в них документацией УИКа. И если в России бывали единичные случаи, когда суды принимали решение пересчитать бюллетени, то решений о проверке документации ни разу не было, хотя в ней-то нарушений и нестыковок больше, чем в «отредактированном» мешке с бюллетенями. К тому же все это хозяйство опечатывается печатью участковой комиссии, которая сдается в ТИК, и уже после сдачи бюллетеней на склад ничто не помешает подогнать содержимое мешка под полученный результат. Впрочем, до этого дело никогда не доходит. Членам УИКа от оппозиции нужно иметь в виду, что ни под каким предлогом нельзя подписывать пустой или непроверенный протокол.

 

Финансирование участковой комиссии

Приблизительно за 10 дней до выборов председатель получает на руки в ТИКе смету комиссии на отчетный период. Для примера возьмем смету участковой комиссии из 15 человек на выборы в Мосгордуму 2009 года.

Фонд оплаты труда: 51716 руб.

Из них:

Выходной день накануне выборов
Председатель: 15,44 руб. х 8 ч. х 2 = 247 руб.
Зам. председателя: 13,90 руб. х 8 ч. х 2 = 222 руб.
Секретарь: 13,90 руб. х 8 ч. х 2 = 222 руб.
Члены комиссии: 12,35 руб. х 8 ч. х 2 х 12 = 2371 руб.
Итого: 3062 руб.

День выборов
Председатель: 15.44 руб. х 18 ч. х 2 = 556 руб.
Зам. председателя: 13,90 руб. х 18 ч. х 2 = 500 руб.
Секретарь: 13,90 руб. х 18ч. х 2 = 500 руб.
Члены комиссии: 12,35 руб. х 18 ч. х 2 х 12 = 5335 руб.
Итого: 6891 руб.

Дежурства
7372 руб.

Вознаграждение (100%)
17275 руб.

Питание
140 руб. х 15 = 2100 руб.

Компенсация
1251.35 руб. х 12 дней = 15016 руб.

 

Иные расходы: 8979 руб.

Из них:

Содержание помещений 740 руб.
Разноска приглашений 600 руб.
Погрузочно-разгрузочные работы 489 руб.
Канцелярские расходы 15 х 50 руб. = 750 руб.
Транспортные расходы 6400 руб.

 

ВСЕГО по УИК: 60695 руб.

 

На недавних выборах в Госдуму смета не сильно отличалась от этой: общая сумма было чуть меньше 70000 руб. Стоит рассмотреть ее по статьям расходов более детально. Если человек пришел в УИК со стороны, направлен от партии без согласования с председателем, то какую сумму он должен минимально получить за два дня работы? Суббота (12,35 руб. х 8 х 2 = 197,6 руб.) плюс воскресенье (12,35 руб. х 18 х 2 = 444,6 руб.), плюс премия (она у всех 100%) 642,2 руб., плюс дотация на питание 140 руб. Итого: 1424,4 руб. На прошедших выборах в Госдуму стоимость нормочаса была увеличена примерно до 20 руб., поэтому минимальный заработок члена УИК составлял приблизительно 2200 руб. На предстоящих выборах 4 марта в Москве пройдут выборы двух уровней (президентские и муниципальные) – соответственно, и сметы будет две. Поэтому если председатель после выборов выплатит вам меньше 4000 руб., то можете смело доставить ему кучу проблем при сдаче финансовой отчетности!

Финансовая отчетность по каждой смете составляет около 30 листов, 90% из которых заполненные ведомости, договоры и акты приемки работ, и сдается она обычно со вторника по пятницу после обеда в помещении ТИКа в поствыборную неделю. Можно подойти в это время (лучше в среду) к бухгалтеру, принимающему отчеты, и «настучать» ему, что конкретный председатель нечист на руку. Чтобы был повод так сделать, не надо подписывать бланки ведомостей без проставленных в них цифр. Следует также настаивать на выплате вознаграждения сразу по окончании выборов, а то некоторые председатели затягивают выплаты, чтобы было время подбить ведомости. На выборах 4 марта член УИКа с решающим голосом должен будет расписаться в общей сложности как минимум в восьми ведомостях (по каждой статье расходов в двух сметах!).

Даже несмотря на довольно маленькие цифры в смете, в принципе получаются неплохие итоговые суммы. Председателю на выборах в Госдуму со всеми дополнительными выплатами перепадало от 30 до 40 тыс. руб., секретарю – от 6 до 15 тыс., рядовому члену комиссии – от 2500 до 4500 руб. в зависимости от вклада в общее дело. Напомню, что комиссия работает не два дня, а три недели, а для председателя выборы длятся по меньшей мере полтора месяца. На предстоящих в марте выборах в Москве все цифры можно умножить на два. Особо стоит отметить графу в смете «транспортные расходы». Ясно, что всю сумму выдавать водителю за две поездки в ТИК с бюллетенями жирно, поэтому основная часть денег по этой статье расходов остается у председателя. В комиссии всегда есть человек, поставленный председателем для списывания различных непонятных расходов – он и расписывается в ведомостях, не глядя.

Пока речь шла лишь о «белых» выплатах. Но если председатель УИК согласился на фальсификацию, то для его поощрения существует также и «черная» смета. Переговоры насчет вброса начинаются еще на стадии собеседования будущего председателя с представителем управы. Далее проходит парочка рабочих собраний для «избранных». Сумма на каждую комиссию определяется отдельно в зависимости от наглости председателя, но порядок величины составляет 100 тыс. руб. на УИК. Доля председателя ~50 тыс. руб., секретаря ~30 тыс., остальное – рядовым членам, находящимся «в теме». Если фальсификация происходит через допсписок, то вся сумма может быть «распилена» председателем и секретарем. Деньги даются вперед и развозятся по участкам в субботу под видом объезда представителем управы участков с инспекцией. Финансово подотчетным лицом в УИКе является только председатель, из чего можно сделать вывод, что фальсификация выборов невозможна без его руководящего участия.

 

Эпилог

При нынешнем порядке формирования избирательных комиссий и системе их финансирования принципиально невозможно предотвратить различные фальсификации непосредственно на участке. И не только потому, что  федеральное законодательство о выборах и о политических партиях полностью подогнано под интересы существующей власти. Для обеспечения подлинной независимости и честности выборов необходимо формирование избирательных комиссий полностью проводить силами сторон, участвующими в выборах. И основную зарплату членам комиссии должны платить направившие их партии. Государство должно предоставлять необходимый материально-технический минимум (помещения и оборудование) и организационную поддержку. Председатель и секретарь должны представлять противоположные стороны выборного процесса. В противном случае у действующей власти всегда будет возможность подкорректировать результат.

Но этот вопрос уже не относится непосредственно к теме настоящей статьи. Впрочем, его в СМИ уже не раз освещали – в частности, писал об этом пару лет назад мой коллега Андрей Карелин в статье «Как нам реорганизовать избиркомы?» (http://www.rabkor.ru/authored/3998.html).

Остается лишь добавить, что я, как председатель УИК, отказался участвовать в фальсификации итогов выборов в Госдуму 4 декабря 2011 г. – результатом чего стало отстранение меня от должности председателя УИК № 2837 и расформирование состава комиссии на базе «Вымпела». Новая комиссия, к президентским выборам, собрана из совершенно новых людей на базе послушного контингента учителей одной из школ района Покровское-Стрешнево.

Андрей Бурков,
вице-президент Фонда «Новая политическая система»,
председатель УИК в 2008-2011 гг.

Экспрессивные иллюстрации | Выборы президента России 4 марта

 

Архивы

# Метки

Что-то ещё


© МЯ.СО — Все самое вкусное из интернета!
При копировании материалов с сайта ставьте ссылку на mya.so, спасибо!